Плата за безопасность. Как погибли «Союз-1» и «Союз-11»

Космический корабль «Союз» сейчас считается проверенным средством доставки людей на околоземную орбиту. Даже в случае катастрофы система аварийного спасения ракеты-носителя обеспечивает выживание экипажа.

Но, как известно, все инструкции и правила техники безопасности написаны кровью. И здесь «Союз» не исключение. В этой статье мы расскажем о двух катастрофах, случившихся в начале эксплуатации этого космического корабля и унесших жизни четверых советских космонавтов.

Жертва лунной гонки

Вторая половина 1960-х прошла под знаком лунной гонки. СССР присоединился к ней со значительным опозданием и отчаянно пытался догнать американцев. Этому мог помочь новый космический корабль. Одну из его модификаций (7К-Л1) планировали использовать в проекте пилотируемого облета Луны, а другая (7К-ЛОК) должна была быть задействована в миссиях по непосредственной высадке космонавтов на поверхность нашего естественного спутника.

Ситуацию усложняло то, что после прекращения в 1965 году пилотируемых полетов по программе «Восход» СССР на несколько лет потерял возможность отправлять людей в космос. Однако, чтобы отправиться на Луну, необходимо было получить важный опыт стыковок космических кораблей и перехода космонавтов между ними. Для этого была разработана еще одна версия нового корабля — 7К-ОК. Она предназначалась для полетов на околоземную орбиту и была рассчитана на трех человек.

Первое беспилотное испытание, замаскированное под названием «Космос-133», было проведено в конце ноября 1966 года. План полета предусматривал орбитальную стыковку с другим кораблем. Но второй запуск так и не состоялся. К тому же из-за очень интенсивной работы двигателей после отделения от ракеты-носителя «Космос-133» истратил почти все топливо, что также исключало возможность выполнения операции. Вернуть корабль на Землю тоже не удалось. Ошибки, допущенные при сборке, привели к неправильной фазировке команд, которые поступали на управляющие сопла. В результате космический аппарат отклонился от заданной траектории. Чтобы избежать риска посадки на территории Китая, его пришлось подорвать.

Второе испытание прошло еще хуже. Старт был назначен на 14 декабря 1966 года, но из-за технических проблем его пришлось отложить. А затем произошло несанкционированное срабатывание САС, и ракета взорвалась прямо на стартовой площадке, унеся жизни трех человек.

9 февраля 1967 года состоялось третье испытание, вошедшее в историю под названием «Космос-140». Из-за проблем с системой ориентации корабль опять истратил слишком много топлива и не смог выполнить поставленные задачи. Кроме того, при установке теплозащиты на спускаемый аппарат были допущены нарушения, в результате которых при возвращении на Землю произошло прогорание дна. Однако роковым для «Космоса-140» стало значительное отклонение от запланированного места посадки: он сел на поверхность замерзшего Аральского моря, пробил лед и пошел ко дну. Если бы на его борту находились космонавты, они бы неминуемо погибли.

Очевидно, что 7К-ОК был еще не готов принять свой первый экипаж. Но 21 февраля произошло чрезвычайное событие: во время наземных испытаний нового корабля Apollo возник пожар, при котором погибли три астронавта. Катастрофа стала серьезным ударом для американской лунной программы, вызвав большой общественный резонанс. Советские специалисты почти не сомневались, что первый пилотируемый полет Apollo вряд ли состоится до 1968 года.

Так СССР получил долгожданную возможность хоть немного сократить отставание от американцев. Поэтому Политбюро потребовало от руководства космической отрасли поскорее запустить новый корабль с экипажем. То, что 7К-ОК все еще не совершил ни одного успешного полета, не принималось во внимание.

Ситуация усложнилась, когда вместо обычного испытательного полета с несколькими витками и последующим возвращением на Землю решили запустить сразу два 7К-ОК («Союз-1» и «Союз-2») с одним и тремя космонавтами соответственно. Им предстояло осуществить первую в мире пилотируемую стыковку на околоземной орбите. Затем пара членов экипажа второго корабля должна была выйти в открытый космос, перейти на первый и уже на нем вернуться на родную планету.

Владимир Комаров

Пилотом «Союза-1» назначили Владимира Комарова, на счету которого уже был полет в качестве командира экипажа «Восхода-1». Еще в 1965 году он начал готовиться к испытанию нового корабля и подробно изучил его устройство. Дублером Комарова стал Юрий Гагарин. Как вспоминал позже генерал Николай Каманин (организатор и руководитель подготовки первых советских космонавтов), если бы Сергей Королев не умер в январе 1966-го, скорее всего, он бы назначил основным пилотом первого «Союза» именно Гагарина.

В состав экипажа «Союза-2» вошли Валерий Быковский, Алексей Елисеев и Евгений Хрунов. После стыковки на орбите двое последних должны были перейти на «Союз-1» и вернуться на Землю вместе с Комаровым.

«Союз-1» перед стартом

Первый «Союз» был запущен 23 апреля 1967 года. Практически сразу же начали возникать технические проблемы. Сначала у него не развернулась одна из солнечных батарей, что помешало раскрытию дублирующей антенны телеметрической системы и защитного козырька, прикрывавшего звездный датчик. В результате космический аппарат потерял возможность ориентироваться по звездам и Солнцу. Поэтому в Центре управления полетом (ЦУП) решили отменить запуск «Союза-2», что спасло жизнь Хрунова и Елисеева и, вероятно, Быковского. Что касается Комарова, то его полет пришлось досрочно прекратить — космонавт должен был срочно вернуться на Землю.

Однако это не было легкой задачей. Поскольку автоматическая система ориентации не функционировала, Комарову пришлось сориентировать «Союз» вручную, чтобы начать торможение над заданным районом. Корабль все же вошел в земную атмосферу. Казалось, что все трудности уже позади. Но на высоте семи километров вытяжной парашют «Союза» не смог вытащить из контейнера основной парашют. На высоте 1,5 км сработала аварийная автоматика, но стропы обоих парашютов перепутались. В результате посадочная капсула врезалась в землю на скорости около 60 м/c. Шансов на спасение у космонавта не было. После удара возникло возгорание. Перекись водорода, вытекшая из разорванных баков, усилила пожар, который в буквальном смысле расплавил остатки корабля.

Остатки корабля «Союз-1»

Проведенное расследование показало, что основной парашют не вышел, поскольку необходимое для его вытягивания усилие оказалось больше, чем предполагалось. А вот причина этого до сих пор остается предметом споров. Согласно наиболее распространенной версии, произошло нарушение технологии термообработки спускаемого аппарата, из-за чего парашют просто приклеился к внутренней поверхности контейнера. По другой версии, давление внутри корабля превышало давление в контейнере, поэтому он деформировался, что и привело к зажатию основного парашюта. Но, скорее всего, мы никогда не получим точного ответа на этот вопрос.

Говорят, Комаров, понимая, что погибнет, начал проклинать по радио конструкторов корабля и коммунистическую партию, обрекших его на смерть. Однако это не подтверждается ни записями радиопереговоров, ни воспоминаниями очевидцев, ни простой арифметикой — время между ожидаемым раскрытием купола основного парашюта и ударом спускаемого аппарата о землю измерялось считанными секундами. Возможно, космонавт даже не успел понять, что произошло.

Прощание с Владимиром Комаровым у Кремлевской стены

Гибель «Союза-1» поставила крест на чаяниях СССР выиграть первый этап лунной гонки. В декабре 1968 года советские космонавты написали письмо в Политбюро с просьбой разрешить облет Луны на корабле 7К-Л1. Но, боясь повторения истории с Комаровым, советское правительство им отказало. Первым наше ночное светило облетел экипаж корабля Apollo 8.

По итогам расследования крушения «Союза-1» его парашютная система была модифицирована. Технологию покраски и нанесения теплозащиты изменили, контейнерам обеспечили возможность расширяться, толщину их стенок увеличили. Чтобы убедиться в безопасности корабля, провели шесть беспилотных испытаний. Только после этого состоялся новый пилотируемый полет — теперь уже успешный.

«Невозможная» катастрофа

Корабль 7К-ОК стал основной «рабочей лошадкой» советской космонавтики на период с 1968 по 1970 год. В общей сложности было совершено восемь пилотируемых полетов. Во время этих миссий космонавты в основном отрабатывали операции по стыковке на орбите. Также был проведен первый эксперимент по изучению влияния на человеческий организм последствий длительного (18-дневного) пребывания в условиях невесомости.

Не всем миссиям суждено было осуществиться. Две из трех запланированных стыковок сорвались (первая — из-за ошибки космонавта, вторая — из-за отказа автоматики). А при возвращении на Землю «Союза-5» не сработал пиропатрон и от спускаемого аппарата не отделился приборно-агрегатный отсек. Корабль вошел в атмосферу по нештатной траектории со значительными перегрузками. В итоге космонавт Борис Волынов получил травмы.

В начале 1970-х СССР развернул программу создания долговременных пилотируемых орбитальных станций. Для доставки на них экипажей была спроектирована новая модификация «Союза» с индексом 7К-Т. Она получила дополнительные системы связи и стыковочный узел, позволявший перейти на борт станции без скафандра. Последнее обстоятельство оказалось критически важным. Корабль создавался в расчете на трех членов экипажа, однако из-за ограниченного объема жилой капсулы они могли разместиться внутри только в легких негерметичных костюмах.

Орбитальная станция «Салют-1»

На тот момент это было стандартной практикой для советской космонавтики. Первым в космос без герметичной экипировки отправился экипаж «Восхода-1». Благополучное завершение полета убедило конструкторов «Союза» в безопасности такого подхода. К тому же отказ от скафандров позволял сэкономить порядка 80 кг.

В результате при взлете и возвращении на Землю экипаж находился внутри спускаемого аппарата в обычных комбинезонах. Для миссий, требовавших выхода за пределы корабля, космонавты надевали скафандры внутри орбитального отсека (он же выполнял роль шлюзовой камеры). В дальнейшем, ради еще большей экономии стартовой массы, с капсулы «Союза» были сняты баллоны наддува.

Стоит отметить, что многие космонавты и инженеры считали это решение принципиально ошибочным и обращались с требованиями пересмотреть опасную практику. Но каждый раз получали отказ. Василий Мишин, в то время занимавший пост генерального конструктора, однажды заявил, что авторы подобных обращений «перестраховываются» и разгерметизация «Союза» просто невозможна.

Итак, после двух беспилотных испытаний новой модификации корабля в космос отправился «Союз-10». Он должен был состыковаться с орбитальной станцией «Салют-1». Однако первый блин вышел комом. Из-за повреждения стыковочного агрегата трое космонавтов так и не смогли перейти на борт станции, поэтому им пришлось вернуться на Землю.

Повторить попытку попасть на «Салют-1» должен был экипаж «Союза-11» в составе Алексея Леонова, Валерия Кубасова и Петра Колодина. Однако незадолго до старта произошло непредвиденное. Изучая рентгеновский снимок легких Кубасова, медики обратили внимание на небольшое пятно и решили отстранить его от полета, заподозрив туберкулез (позже выяснилось, что это было проявление аллергии на одно из местных растений). В результате экипаж заменили дублирующим, в который входили Георгий Добровольский, Владислав Волков и Виктор Пацаев. По воспоминаниям участников событий, Леонов и компания очень болезненно восприняли эту замену и не скрывали своих негативных эмоций. Они еще не знали, что «рокировка» спасла им жизнь.

Екіпаж «Союзу-11»

«Союз-11» стартовал 6 июня 1971 года и успешно состыковался со станцией «Салют-1», после чего три космонавта провели на ее борту 22 дня. Правда, им едва не пришлось досрочно прекратить полет из-за возгорания, но проблему удалось решить.

29 июня «Союз-11» отстыковался от станции. На следующий день он совершил тормозной маневр и вошел в атмосферу. После отделения орбитального и приборно-агрегатного отсека экипаж в назначенное время не вышел на связь. Поскольку на спускаемом аппарате не было телеметрической системы, ЦУП ничего не знал о состоянии космонавтов. Но специалисты надеялись, что проблема в неисправности радиосвязи.

Спускаемый аппарат «Союза-11» приземлился в штатном режиме. Когда поисковая группа добралась до него, то не нашла никаких заметных внешних повреждений. Открыв капсулу, спасатели выяснили, что все три космонавта не подают признаков жизни. Попытки реанимации были тщетными. Вскрытие выявило следы кровоизлияний в мозг, кровь в легких, повреждение барабанных перепонок и выделение азота из крови — признаки декомпрессионной болезни.

Капсула корабля «Союз-11» после посадки и попытки реанимации космонавтов

Дальнейшее расследование показало, что после отделения от приборно-агрегатного отсека на высоте 150 км давление в спускаемом аппарате начало резко снижаться и через 115 секунд упало практически до нуля. Вскоре инженеры провели эксперимент. Они закрыли люк и все остальные штатные отверстия в корпусе корабля, создали в капсуле давление, превышающее атмосферное, и… не выявили никаких признаков негерметичности. Так стало понятно, что утечка воздуха могла произойти только в случае, если у «Союза-11» сработал один из двух вентиляционных клапанов, которые автоматически открываются на высоте 4 км для выравнивания забортного атмосферного давления с давлением внутри спускаемого аппарата.

Но что привело к преждевременному открытию клапана? По воспоминаниям того же Алексея Леонова, он не доверял автоматике нового корабля и перед стартом посоветовал экипажу «Союза-11» вручную закрыть клапаны между спускаемым аппаратом и приборно-агрегатным отсеком. Однако космонавты, видимо, или забыли этот совет, или не обратили на него внимания.

В процессе расследования появилась версия, что клапан открылся из-за досрочного срабатывания пиропатрона, вызванного ударной волной, которая возникла при отстреле приборно-агрегатного отсека. Правда, в ходе многочисленных наземных испытаний подобную ситуацию воспроизвести так и не удалось. Однако «невозможная» катастрофа все же как-то произошла, поэтому, в отсутствие альтернатив, эта версия была признана основной. До сих пор считается, что экипаж «Союза-11» погиб в результате случайного стечения нескольких маловероятных факторов.

Следует отметить, что космонавты боролись до последнего. Анализ записей бортовых самописцев, положения тел и состояния систем корабля позволил воспроизвести вероятную картину последних секунд жизни экипажа. После начала разгерметизации Волков и Пацаев отключили аппаратуру, шум которой не давал определить место утечке воздуха, в то время как Добровольский проверил герметичность люка. Наверняка они поняли, что все дело в вентиляционном клапане. Однако в экстремальных условиях тумана, заполнившего кабину вследствие снижения давления, сильной боли по всему телу из-за острой декомпрессионной болезни и быстрой потери слуха космонавты закрыли не тот вентиль. А времени на перекрытие нужного уже не осталось.

Позже Алексей Леонов и Николай Рукавишников провели эксперимент. Чтобы закрыть вручную вентиляционный клапан, им понадобилось 52 секунды — при том, что они сразу знали, что делать, и проводили операцию не в условиях взрывной декомпрессии. Таким образом, у экипажа «Союза-11» практически не было шансов на спасение. В докладе медицинской службы о времени смерти космонавтов имеется такой вывод: «Через 50 секунд после отделения частота дыхания у Пацаева — 42 в минуту, что характерно для острого кислородного голодания. У Добровольского пульс быстро падает, дыхание к тому времени прекращается. Это начальный период смерти. На 110-й секунде после отделения у всех троих не фиксируется ни пульс, ни дыхание. Считаем, что смерть наступила через 120 секунд после отделения».

Гибель экипажа «Союза-11» привела к тому, что СССР на 27 месяцев приостановил все пилотируемые полеты. Конструкцию корабля подвергли переработке. Была изменена компоновка панели управления, чтобы члены экипажа могли дотянуться до всех важнейших кнопок и рычагов, не вставая с места. Также было принято решение, что при взлете и возвращении на Землю космонавты обязательно должны находиться в скафандрах. Поэтому численность экипажей «Союзов» пришлось уменьшить до двух человек. Полеты кораблей с тремя космонавтами снова начались только в 1980 году, после ввода в строй новой модификации «Союз-Т».

Алюминиевая фигурка и табличка с именами 14 погибших астронавтов NASA и советских
космонавтов, оставленные на Луне экипажем посадочного модуля миссии Apollo 15

Конечно, и после этого с «Союзами» случались опасные ситуации, но ни одна из них больше не приводила к потере космонавтов. В честь погибших экипажей «Союз-1» и «Союз-11» установлены памятники, названы улицы многих городов, астероиды и кратеры на небесных телах. Самый необычный мемориал появился на Луне. Участники миссии Apollo 15 установили на поверхности естественного спутника Земли алюминиевую фигурку, изображающую человека в скафандре. Рядом — табличка с именами 14 погибших на тот момент астронавтов и космонавтов. На ней, в частности, выбиты имена Георгия Добровольского, Виктора Пацаева, Владислава Волкова и Владимира Комарова.

Только самые интересные новости и факты в нашем Telegram-канале!

Присоединяйтесь: https://t. me/ustmagazine

Новый квантовый компьютер установил рекорд скорости действия
Blue Origin демонстрирует технологию вертикальной посадки ракеты New Glenn: видео
Космическое кольцо: астрономы сфотографировали гиперсветящуюся галактику
Похищение «Луны-2»: как ЦРУ разузнали секреты советской космической программы под носом у КГБ
Ученые обнаружили недалеко от Солнца невероятно быстрый объект
Галактика-конструктор: телескоп Hubble сфотографировал необычного соседа Млечного Пути
Астронавты будут оставаться на борту МКС во время падения в атмосферу Земли
Не замечали 55 лет: пенсионер обнаружил ошибку в старой видеоигре Lunar Lander
Новый солнечный цикл уже мог начаться
Ученые нашли способ предсказывать самые тяжелые магнитные бури