Главная Новости Космическое противостояние современности

Космическое противостояние современности

Космонавтика Новости Статьи Статьи по космонавтике

В1983 году президент США Рональд Рейган объявил о запуске программы Стратегической оборонной инициативы (СОИ), которая впоследствии получила название «программы звездных войн». Она привлекла колоссальное внимание мировой общественности, поскольку предусматривала военное использование космоса.

Невзирая на то, что проект прожил относительно недолго и в 1991 году был официально завершен, он оставил после себя незабываемый след и обозначил вполне обозримую реальность противостояния в космическом пространстве в будущем. Сегодня стремительное развитие технологий, нестабильная военно-политическая ситуация, агрессивная политика некоторых стран вновь возвращают нас к еще не забытым обстоятельствам прошлого, но уже в новой, более опасной обстановке.

Как известно, освоение космического пространства намного расширило сферу применения вооруженных сил — как в контексте разведки, позиционирования и своевременного предупреждения о ракетном нападении и обнаружении ядерных взрывов, так и в вопросах размещения оружия в космосе и проведения боевых действий за пределами привычной для нас среды обитания. Сегодня вполне реально представить такую ситуацию, когда лазеры наземного базирования атакуют спутники связи на низких орбитах, ракеты, запущенные с бортов кораблей и самолетов, уничтожат навигационные спутники, а «спутники-камикадзе» нейтрализуют важнейшие разведывательные аппараты. Военные абсолютно уверены, что будущая стратегическая военно-космическая операция — как против отдельных стран, так и блоков — с высокой долей вероятности может пойти по схожему сценарию. Ее целью на начальном этапе, как минимум, будет нарушение систем государственного и военного управления, уничтожение важных объектов военно-промышленного комплекса, срыв развертывания группировок войск противника и прочее.

Источник: sociable.co

Учитывая эти риски, многие страны мира — особенно наиболее развитые — уделяют все больше внимания космическому пространству. В последние время оно стало важной составляющей в повестке дня как «традиционных» ключевых игроков (США и РФ), так и Китая, Индии, Франции, Великобритании, других членов НАТО и даже ЕС.

Так, в августе 2019 года в США официально учредили Космическое командование, о создании которого Дональд Трамп впервые объявил еще в марте 2018-го. После подписания соответствующего президентского указа, дальнейших бюрократических процедур и назначения Сенатом руководства в Соединенных Штатах появился шестой вид вооруженных сил. При этом его командование находится в сфере юрисдикции ВВС, аналогично тому, как морские пехотинцы подчиняются флоту. Президент США назвал основной причиной создания космических войск необходимость противостоять новым вызовам безопасности страны, в частности — возможным атакам на американские спутники со стороны китайцев и россиян. По состоянию на 20 сентября 2019 года новый вид вооруженных сил насчитывает более 38 тыс. человек в 134 офисах в различных странах мира. В командование вошли восемь космических крыльев, 24-я Воздушная армия, а также ряд центров и управлений. Его основные функции — организация, обучение и оснащение боеготовых космических и киберпространственных сил, надзор за сетевыми операциями ВВС, управление глобальной сетью спутников, запуск ракет для вывода аппаратов на орбиту, предоставление войскам возможности позиционирования, навигации, тайминга, связи, ракетного предупреждения, разведки и прочего.

Президент Дональд Трамп показывает подписанную директиву о создании нового рода войск в составе ВВС США — космических сил. Источник: Jim Young | Reuters

В дальнейшем американские власти планируют наращивать и развивать продвинутые системы космического вооружения. Чтобы избежать ядерного загрязнения и поражения ложных целей, а не боевых блоков, руководство США рассматривает размещение противоракет прямо в космосе. Специальные спутники должны нести по 10 ракет-перехватчиков, которые смогут атаковать вражеские баллистические ракеты.

Американцы пока только просчитывает технологические и экономические возможности такого проекта, но вместе с ним планируется внедрить несколько других современных защитных систем. В частности, возможна разработка новых спутников обнаружения баллистических ракет, которые смогут «засекать» пуски на ранних этапах и отслеживать передвижения гиперзвуковых летательных аппаратов в верхних слоях атмосферы.

Ранее, в 2017 году, военно-морской флот США провел успешные испытания Laser Weapons System — первого в мире лазерного оружия, которое также может использоваться в космосе. LaWS поражает цель в 50 тысяч раз быстрее межконтинентальных баллистических ракет. Кроме того, Соединенные Штаты уже несколько лет ведут разработку космического беспилотника X-37B Orbital Test Vehicle-4, прошедшего испытания на околоземной орбите и способного нести на своем борту ядерное оружие. В Пентагоне его называют самым современным и высокотехнологичным кораблем многоразового использования.

Военно-морская система оружия направленной энергии Laser Weapon System
(LaWS) AN/SEQ-3 (XN-1). Источник:: John F. Williams

Особое внимание уделяет космосу и главный на данный момент конкурент США — Китай. По мнению американских военных, сегодня Пекин стремится «превратить КНР в космическую державу во всех аспектах». Поднебесная уже освоила практически все необходимые технологии и виды деятельности. Создается созвездие навигационных спутников, разрабатывается космический корабль многоразового использования и сверхтяжелая ракета. Китай впервые высадился на обратной стороне Луны, куда никогда не ступала нога человека. Количество запускаемых аппаратов в год уже превысило американские показатели. Невзирая на это, президент КНР Си Цзиньпин недавно призвал к еще большему усилению возможностей страны в космическом и воздушном пространстве, добавив, что государству необходимо «отвечать на милитаризацию космоса странами-соперницами, в том числе США».

Именно поэтому космическая программа Пекина включает не только гражданскую, но и военную составляющую. В 2015 году китайское руководство разработало военную стратегию, в соответствии с которой Народно-освободительная армия Китая (НОАК) должна быть способна проводить военные операции в том числе в космосе и киберпространстве. В КНР вскоре должны появиться космические войска, хотя официальный Пекин пока об этом молчит. Частью военных реформ, объявленных в 2015 году, стало создание в Китае Сил стратегического обеспечения (ССО), предназначенных для интеграции киберпространства, космоса и радиоэлектронной борьбы (РЭБ) при проведении объединенных операций.

О наращивании военного потенциала КНР в космосе заявило в своем отчете в начале 2019 года и Разведывательное управление МО США. Аналитики утверждают, что китайские войска продолжают довольно активно увеличивать свои профессиональные возможности и направляют значительные средства на милитаризацию коммерческих космических технологий. Китай располагает устойчивой сетью средств для наблюдения за околоземным пространством. Эти средства осуществляют поиск, отслеживание и определение характеристик спутников на всех орбитах, могут выполнять дальнее обнаружение МБР, контролировать безопасность полетов, определять аномальные характеристики спутников и следить за состоянием космического мусора.

Пекин рассматривает системы и средства для ведения РЭБ в космосе как основные для нейтрализации противника или введения его в заблуждение о своих истинных намерениях. НОАК использует постановку радиопомех и технологии подавления сигналов систем связи, РЛС и систему навигации GPS в ходе проведения военных учений. Китай продолжает создавать системы-постановщики помех против защищенных военных систем спутниковой связи, а также ведет разработки лазерного оружия и развивает противоспутниковые ракеты.

В свою очередь РФ, которая привыкла ощущать свою значимую, по ее мнению, роль в космосе, также стремится активно действовать в сфере военного использования космического пространства. Невзирая на то, что Кремль регулярно выступает в поддержку его демилитаризации и недопущения противостояния на околоземной орбите, в действительности все обстоит иначе. На протяжении последних лет российская космическая программа из преимущественно мирной, научной превратилась в агрессивную. В 2015 году, задолго до США, в Вооруженных силах России появился новый вид — Воздушно-космические силы. Главкому ВКС подчинены авиация, силы противовоздушной и противоракетной обороны, а также космические войска. Были брошены усилия на создание эшелонированной системы предупреждения о ракетном нападении — как в космическом ее сегменте, так и путём размещения радиолокационных станций высокой готовности. Тогда это объяснялось «обеспокоенностью» российских властей возможным «использованием США силовых мер в космосе».

Сегодня Россия интенсивно развивает проекты в области космических вооружений. Например, беспилотный комплекс «Авангард» — ракета-носитель, которая из стратосферы может выпускать гиперзвуковые ракеты по целям на земле и воде, преодолевая противоракетную оборону (ПРО) противника. Кроме того, Москва, по разным данным, также якобы разрабатывает маневрирующие «спутники-убийцы», предназначенные для уничтожения других космических объектов. Такой аппарат можно снабдить лазером или нагрузить взрывчаткой. Приблизившись к вражескому военному спутнику, он может его уничтожить. В России также разрабатывается противоспутниковый комплекс, в который входят ПРО А-235 («Нудоль»), лазеры и системы радиоэлектронной борьбы, способные нарушить работу спутниковой электроники.

Российский гиперзвуковой беспилотный комплекс «Авангард». Источник: news.ru

Не отстает в этом вопросе и Франция. В июле 2019 года французский президент Эммануэль Макрон заявил о создании в Военно-воздушных силах страны нового командования с целью защиты интересов в космосе и «расширения космических возможностей». По его словам, эта структура должна была начать работу в сентябре текущего года. Она заменит существующее в Вооруженных силах Франции с 2010-го Объединенное космическое командование (CIE), которое подчиняется напрямую главе Генерального штаба.

Такие действия отражают особое внимание, которое в последние годы стало уделяться французской властью военному аспекту освоения космоса. Еще в сентябре 2018-го министр обороны Франции Флоранс Парли (Florence Parly) заявила о недопустимости отставания страны в сфере космических технологий. По ее словам, другие государства, обладающие такими технологиями, занимаются милитаризацией космоса, выводя на орбиту потенциально опасные объекты, что не оставляет сомнений в их агрессивных намерениях. Среди угроз, с которыми, по ее словам, может столкнуться французская военная космическая программа — организация саботажа на земле, кибератаки, установка радиоэлектронных помех, захват спутников в космосе или их нейтрализация с помощью лазера. В этом ключе Парли упомянула Россию, обвинив ее в попытке перехвата данных с франко-итальянского спутника.

По оценкам командования французских ВС, размещение к 2025 году систем вооружения на космических платформах будет играть существенную роль в поражении объектов в стратегической и оперативно-стратегической глубине с применением как обычных средств, так и оружия массового уничтожения. Руководство военного ведомства страны полагает, что к 2025 году Франция может обладать достаточным потенциалом, необходимым для решения заявленных задач с целью обеспечения безопасности национальных интересов в Европейской зоне самостоятельно, а также во взаимодействии с другими партнерами по НАТО и в глобальном масштабе.

Согласно плану военных расходов на 2019-2025-й на эти цели Париж планирует выделить 3,6 млрд евро (4 млрд долларов). Среди задач военной космической программы — вывод на орбиту группировки разведывательных спутников CSO и спутников связи Syracuse, запуск аппаратов электромагнитной разведки CERES и модернизация радиолокационной станции наблюдения за космическим пространством GRAVES.

В Лондоне также опасаются, что Россия и Китай могут начать ликвидировать оборонительные спутники других стран в космосе. В мае 2019-го Великобритания оценила основные риски для своей космической инфраструктуры. Среди них были обозначены ракеты-перехватчики наземного базирования, средства радиоэлектронной борьбы и кибератаки. Министерство обороны Соединенного Королевства подчеркивает: и Китай, и Россия признавались в том, что испытывали ракеты-перехватчики наземного базирования, которые потенциально могут поражать спутники. Такие системы способны создать огромное количество космического мусора, угрожающего сотням орбитальных аппаратов.

В качестве мер борьбы с подобными угрозами Минобороны Великобритании всячески поддерживает идею создания собственной системы спутниковой навигации, на разработку которой британское правительство уже выделило 92 млн фунтов стерлингов (около 118 млн долларов). Особая роль уделяется службе военной разведки: она должна будет отслеживать угрозы космической инфраструктуре. Британцы уже разрабатывают специальный оборонный радар, имеющий возможность идентифицировать и сопровождать баллистические ракеты-перехватчики в космосе. Кроме того, во время конференции по безопасности и обороне в Лондоне вице-маршал Королевских ВВС Саймон Рошель сообщил о необходимости увеличить количество военных спутников на орбите из-за опасных сближений с иностранными аппаратами. Это наверняка станет следующим шагом Великобритании по укреплению своих космических возможностей.

Интересно, что Индия также в последнее время активизировала свою деятельность в сфере военного освоения космоса. Индийские вооруженные силы 25-26 июля 2019 года провели первое в истории страны учение по отработке боевых действий в околоземном пространстве. Его целью была оценка «неминуемых угроз» и выработка предварительной версии космической военной доктрины. В учениях, получивших название IndSpaceEx, приняли участие ВВС, ВМС и сухопутные войска Индии. Власти страны провели их вскоре после испытания противоспутникового оружия в марте 2019 года в рамках «Миссии Шакти». Во время эксперимента индийская противоспутниковая ракета сбила свой спутник Microsat-R.

Запуск индийской противоспутниковой ракеты. Источник: Ministry of Defence (GODL-India)

Не отстает в вопросе восприятия роли космического пространства и Североатлантический альянс. 27 июля 2019 года эксперты Агентства связи и информации НАТО (NCI) поддержали разработку первой всеобъемлющей космической политики, согласно которой околоземное пространство имеет важнейшее значение для обороны Альянса, а также является площадкой для использования широкого спектра возможностей, включая сбор разведывательных данных, определение местоположения и отслеживание своих и чужих сил и средств, а также обеспечение связи и обнаружение запусков ракет. При этом Альянс не стремится развивать собственный космический потенциал, но будет полагаться на национальные и коммерческие ресурсы, предоставляемые официальными соглашениями или по специальным запросам. В NCI полагают, что главная стратегия должна быть сосредоточена на координации использования активов союзников по НАТО и эффективном распределении между странами задач любой миссии, которая нуждается в космических данных и информации.

На саммите лидеров стран-членов Альянса 3-4 декабря 2019 года в Лондоне космос был признан средой ведения войны. Конечно, дипломаты отрицают, что Североатлантический блок будет присутствовать в околоземном пространстве, но после такого заявления начнется дискуссия о том, следует ли НАТО при необходимости использовать космическое оружие, которое может сбивать вражеские ракеты и противовоздушные средства или уничтожать спутники.

Евросоюз также намерен защищать свое место в космосе. В апреле 2019 года Европарламент поддержал создание космической программы ЕС. На нее планируют выделить почти 17 млрд евро в течение семи лет (2021-2027). Бюджет новой программы на 50% больше, чем в предыдущий 7-летний период. Она будет опираться на двадцатилетний опыт, накопленный в ходе реализации программ Copernicus (дистанционное зондирование Земли) и Galileo (спутниковая радионавигационная система), а также стремиться развивать инновации и поддерживать стратегическую автономию Европы в космическом пространстве. Ее приоритетом станет сохранение автономного, надежного и рентабельного доступа ЕС в космос, особенно важного для ключевых объектов инфраструктуры, технологий и безопасности.

Французский разведывательный спутник CSO. Источник: Thales Alenia Space

Кроме того, Европа также будет разрабатывать свою собственную систему противоракетной и противовоздушной обороны, независимую от Соединенных Штатов. Решение о ее создании приняли в ноябре 2019 года во время заседания Совета ЕС на уровне министров обороны в Брюсселе. На этом же заседании был утвержден проект европейской противовоздушной и противоракетной системы с космическими компонентами (TWISTER). В ее задачи будет входить отражение воздушных угроз последнего поколения. Созданием системы на первом этапе займутся пять европейских стран — Франция, Италия, Испания, Нидерланды и Финляндия. TWISTER стал одним из 13 новых европейских военных проектов в рамках программы Структурного военного партнерства ЕС (PESCO).

Разговоры о создании собственной системы ПРО-ПВО в Евросоюзе начались еще в феврале 2019 года, после того, как США вышли из договора о ликвидации ракет средней и малой дальности. При этом в объединенную европейскую противоракетную систему предлагалось включить Польшу, Латвию и Украину.

Послесловие

Анализ деятельности развитых стран мира и международных организаций свидетельствует о том, что космос, предоставляющий широкие возможности в глобальном масштабе, вновь становится сферой столкновения различных интересов. При этом, если совсем недавно в военных целях он использовался преимущественно для разведки, навигации, картографии и размещения космических аппаратов предупреждения о ракетно-ядерном ударе, а о боевых действиях непосредственно в космосе предпочиталось рассуждать гипотетически, то сегодня ситуация изменилась. Стремительное развитие технологий и желание некоторых стран заполучить глобальное превосходство любой ценой повлекли за собой возможность создания различного рода вооружений, позволяющих проводить боевые действия за пределами атмосферы — лазеры, сбивающие спутники, ракеты, стреляющие по космическим аппаратам, «спутники-камикадзе», средства РЭБ и многое другое. Постепенно происходит активная милитаризация космического пространства. Космос все больше становится инструментом для достижения стратегических целей — обеспечения эффективного боевого управления вооруженными силами в глобальном масштабе и получения преимущества над вероятным противником. Пока речь идет о наращивании присутствия, максимальном использовании возможностей, создании оборонительных и наступательных вооружений — но кто знает, к чему все это может привести. Ведь современный мир весьма непредсказуем.

Поделиться