Жемчужины февральского неба (часть 2)

Михаил Лашко
Научный сотрудник Киевского университета им. Гринченко, председатель правления Киевского клуба любителей астрономии «Астрополис»

Астрономия Наблюдения звездного неба Статьи
Поделиться

На вторую половину февраля часто приходится «последний удар зимы», когда почти уже весенняя погода резко сменяется морозами, а потом снова наступает оттепель с дождем. И хотя нынешняя зима не особо радует астрономов хорошими условиями для наблюдений, будем надеяться, что в последние недели февраля нам повезет больше. Тем более, что ночи еще достаточно длинные и при прозрачной атмосфере позволяют наблюдать множество интересных объектов глубокого космоса, среди которых постепенно начинают преобладать галактики, более характерные для весеннего неба. Кроме того мы все еще можем увидеть немало звездных скоплений, планетарных и диффузных туманностей.

Зимнее ночное небо. Источник: 7-Themes.com

В предпоследний день февраля Меркурий пройдет наибольшую восточную элонгацию, удалившись от Солнца более чем на 18°. В это время он будет прекрасно виден в средних широтах Северного полушария (на широте Киева интервал между концом гражданских сумерек и заходом планеты достигнет часа и 10 минут). Венера по-прежнему видна по утрам, постепенно приближаясь к Сатурну, и 18 февраля пройдет от него примерно в градусе севернее. Это соединение с территории Украины можно наблюдать около местного полудня на светлом небе с помощью телескопов диаметром не менее 80 мм.

Условия видимости Марса постепенно ухудшаются (к концу февраля его видимый блеск упадет до 1,1m, а диаметр диска — до 5,4 угловых секунд), как, собственно, и Урана, с которым Красная планета вступила в соединение 13 февраля. Намного лучше в конце зимы виден Юпитер: его экваториальный диаметр достигнет 36″ при яркости -2m. Газовый гигант восходит за три с лишним часа до рассвета, однако высоко над горизонтом в наших широтах он не поднимается: его путь пролегает по южной части созвездия Змееносца. 27 февраля в 2° севернее крупнейшей планеты пройдет Луна. Нептун в последнюю неделю февраля и в первой половине марта находится на небе недалеко от Солнца, поэтому его наблюдения в это время невозможны.

19 февраля около 11 часов по киевскому времени Луна пройдет перигей на расстоянии 356762 км от центра нашей планеты. Это будет ее самое тесное сближение с Землей в текущем году (так называемое «суперлуние»). Интересно, что оно практически совпадет с полнолунием, которое произойдет четырьмя часами позже. Почти в то же самое время наш естественный спутник окажется в 2° севернее Регула (α Льва).

Изображение кометы комету Ивамото (C/2018 Y1 Iwamoto), полученное 10 февраля 2019 г. Источник: Rolando Ligustri

Пока полная Луна не начнет серьезно мешать наблюдениям слабых небесных объектов, жители наших широт имеют возможность увидеть комету Ивамото (C/2018 Y1 Iwamoto). 12 февраля она прошла на расстоянии чуть больше 0,3 а.е. (45 млн км) от нашей планеты, при этом ее блеск почти достиг 6-й звездной величины. «Хвостатая гостья» будет двигаться почти по прямой от звезды η Льва к Поллуксу (β Близнецов), недалеко от которого окажется вечером 17 февраля. Впоследствии, удаляясь от Земли и Солнца, она довольно быстро ослабеет, но поднимется значительно выше по склонению.

В феврале в околозенитной области сияет созвездие Близнецов. Оно было выделено на небе еще шумерами около 6 тыс. лет назад. В древнегреческой интерпретации Близнецы (Диоскуры) — это сыновья Леды, царицы Спарты. Отцом Полидевка (Поллукса) был Зевс, а Кастора — царь Спарты Тинтарей. В честь них получили имена две самых ярких звезды этого созвездия, расположенные всего в 4,5° друг от друга. Поллукс (1,14m) немного ярче Кастора (α Близнецов, l,58m), который, в свою очередь, имеет заметный оранжевый оттенок.

Созвездие Близнецов. Источник: Источник: wikimedia.org

Больший интерес у астрономов вызывает Кастор — шестикратная звезда. Целая плеяда знаменитых ученых оставила свой след в его изучении. Два главных ее компонента открыл в 1718 г. Джеймс Брэдли (James Bradley). Наблюдая за ними в течение 25 лет, Уильям Гершель (William Herschel) в 1803 г. сделал вывод о том, что они обращаются вокруг общего центра масс. Таким образом, впервые было доказано, что звезды могут образовывать гравитационно-связанные системы, а не просто оптически-двойные пары. В 1896 г. Аристарх Белопольский установил, что компонент B является спектрально-двойной звездой, а в 1904 г. аналогичное открытие для компонента A сделал американский астроном Гебер Кертис (Heber Doust Curtis). В прошлом столетии было установлено, что Кастор C (YY Gem) является затменно-переменной звездой с периодом 19 часов.

Таким образом, Кастор состоит из двух голубых гигантов (2m и 2,9m), каждый из которых имеет по близкому спутнику (красные карлики). Вокруг этой системы из четырех звезд на значительном расстоянии — 960 а.е. (145 млрд км) — обращается Кастор C, состоящий из двух почти одинаковых красных карликов. Любители астрономии могут рассмотреть три компонента системы: A+B и слабую красноватую звездочку на расстоянии 71″от них. Видимое расстояние между компонентами A и B меняется от 7,4″ до 1,8″, полный период их взаимного обращения неоднократно уточнялся и по современным оценкам составляет 470 лет. В наше время главные компоненты Кастора медленно «расходятся», и так будет продолжаться до 2070 г., а затем они начнут сближаться.

Западная часть созвездия Близнецов погружена в Млечный Путь, поэтому, даже не глядя в звездный атлас, можно предположить, что это созвездие богато рассеянными скоплениями и планетарными туманностями — привычными объектами для главной галактической плоскости. Ярких же галактик это созвездие не содержит, нет здесь и шаровых скоплений, поскольку центр нашей звездной системы расположен в противоположной стороне небесной сферы — в созвездии Стрельца.

Самым знаменитым из рассеянных скоплений в этой области неба является M35, оно же — единственный объект каталога Мессье в созвездии Близнецов. Оно имеет блеск 5,1m (на прозрачном темном небе его несложно увидеть невооруженным глазом в 2° к северо-западу от красноватой переменной звезды η Близнецов) и содержит не менее двухсот звезд, 120 из которыхх ярче 13-й звездной величины. Они занимают на небе примерно такую же площадь, как полная Луна.

Рассеянное скопление M35, сфотографированное американским любителем астрономии Томом Вилдонером (Tom Wildoner). Красноватая туманность выше и немного правее — скопление NGC 2158. Источник: Tom Wildoner

Согласно актуальным оценкам, M35 находится от нас на расстоянии 2800 световых лет. Следовательно, его поперечник должен быть не менее 45 световых лет. Хотя возраст скопления составляет всего 100 млн лет, некоторые из его звезд уже успели проэволюционировать до спектрального класса К. Светимость самых ярких из них почти в 400 раз превышает солнечную. Дальнюю периферию M35 можно проследить на расстоянии 23′ от центра, тогда как наиболее плотная его часть сосредоточена в окружности радиусом всего 8′.

Наиболее яркие «обитатели» скопления имеют 8-ю звездную величину, поэтому его структуру можно рассмотреть в самые скромные инструменты. В 100-миллиметровый телескоп в нем видно не менее 40 звезд, переливающихся в поле зрения окуляра и формирующих прямоугольный силуэт с практически равномерным распределением. При увеличении апертуры в два раза число видимых звезд возрастает пропорционально. Рядом с M35 расположилась слабая фрагментированная туманность IC 443, представляющая собой остаток вспышки Сверхновой, чуть дальше находится голубоватая отражающая туманность IC 444, окружающая звезду 12 Близнецов (7m).

В телескопы с диаметром объектива 75-100 мм вблизи юго-западного края M35 видно небольшое слабое туманное пятнышко — рассеянное скопление NGC 2158 (8,6m). Оно расположено от нас в шесть раз дальше (почти на окраине Галактики) и содержит несколько сотен звезд. Самые яркие из них имеют блеск всего 13m. В 250-миллиметровый рефлектор при увеличении 200 крат скопление напоминает тлеющую золу, в которой вспыхивают отдельные искорки, и лишь при увеличении диаметра телескопа еще вдвое становится видимой его основная часть. NGC 2158 относят к довольно редкому классу объектов, промежуточных между шаровыми и рассеянными скоплениями.

Рассеянное скопление NGC 2158 при наблюдениях с большими увеличениями. Источник: Dan Crowson

В градусе юго-западнее M35 находится невзрачное рассеянное скопление IC 2157 (8,4m), образованное всего лишь десятком звезд ярче 12m. Оно не имеет четких границ и плохо выделяется на многозвездном фоне Млечного Пути. Двигаясь далее к юго-западу, на границе с созвездием Тельца можно отыскать похожий объект такого же класса — NGC 2129 (6,7m). Оно также довольно разрежено и содержит 60 звезд от 8 до 16m.

Еще несколько рассеянных скоплений можно найти, двигаясь от M35 к востоку. Первым на нашем пути встретится NGC 2266 (9,5m), оно находится в 1,8° севернее яркой звезды Мебсута (ɛ Близнецов, 3m). В небольшие инструменты оно выглядит скромным туманным пятнышком, немного похожим на слабое шаровое скопление. Даже 300-миллиметровый телескоп покажет только половину членов скопления, погруженных в слабое сияние остальных звезд. Причиной такой «скромности» служит значительная удаленность этого объекта — от него нас отделяет примерно 11 тыс. световых лет.

Далее, примерно в 5° к востоку, между звездами τ (тау, 4,4m) и ω (омега, 5,2m) Близнецов находится невзрачное, разреженное рассеянное скопление NGC 2331 (8,5m). Оно выглядит как небольшой сгусток Млечного Пути и не имеет четких границ. В 100-миллиметровый телескоп при равнозрачковом увеличении здесь виден десяток звезд 10-11m, хаотично разбросанных в пределах 15 угловых минут.

 

Рассеянное скопление NGC 2420 (8,3m) расположено в 4,3° к востоку от кратной звезды Васат (δ Близнецов, 3,5m), практически точно на эклиптике. Оно имеет овальную форму и может быть найдено уже в небольшой телескоп или крупный бинокль. Скопление содержит не менее сотни звезд, но из-за значительной удаленности (8 тыс. световых лет) блеск даже самых ярких из них не превышает 11-ю величину. 150-миллиметровому рефлектору доступно полтора десятка его членов, но основная их часть имеет блеск от 13m.

В Близнецах имеется несколько известных планетарных туманностей, самая яркая и несложная для наблюдений — NGC 2392 «Эскимос» (9m). Она находится в 2° западнее и чуть южнее скопления NGC 2420. Ее блеск, по данным различных каталогов, находится в пределах 8,5-10m, а расстояние до нее оценивается от 1000 до 6 тыс. световых лет. Оранжевым цветом туманность обязана азоту, в большом количестве содержащемуся в газовом облаке (однако увидеть этот цвет можно только на фотографиях). Туманность является биполярной и имеет сложную структуру.

Снимок туманности NGC 2392, сделанный космическим телескопом Hubble. Источник: NASA, ESA, Andrew Fruchter (STScI), and the ERO team (STScI + ST-ECF)

В небольшой телескоп при увеличении 50 крат NGC 2392 можно уверенно отличить от звезд, она видна как зеленоватое пятнышко света диаметром около 40″. При стократном увеличении видно, что туманность состоит из яркого компактного ядра («лицо эскимоса») и более слабой оболочки. С ростом апертуры в ней постепенно становится заметным красивый голубоватый оттенок, а центральная часть предстает кольцом грушевидной формы, внутри которого находится яркая центральная звезда 10m. В оболочке «проявляются» многочисленные неоднородности — в основном темные пятна.

В 7,5° к югу от NGC 2392 скрывается планетарная туманность «Медуза» (Abell 21, РК 205+14.1). Свое название она получила из-за того, что волокна светящегося газа, из которых она состоит, напоминают змей, а у мифологической Медузы змеи были вместо волос. Эти волокна, образующие на небе не совсем правильный полукруг, состоят из областей красного свечения ионизированного водорода и более слабого зеленоватого кислорода. Они возникли в результате выбросов вещества из звезд, находящихся на финальной стадии эволюции. Такие выбросы часто происходят с перерывами, и в результате внутри планетарных туманностей образуются причудливые газовые структуры.

Туманность чрезвычайно слаба, ее визуальный блеск в различных источниках приводится в диапазоне от 10,3 до 14m. При угловых размерах около 10′ поверхностная яркость «Медузы» близка к яркости ночного неба. Она едва видна в 200-миллиметровый телескоп. При использовании фильтров OIII или UHC шансы на успешный поиск Abell 21 значительно возрастают. С помощью фильтра можно рассмотреть подробности строения туманности — широкое фрагментированное кольцо со значительным повышением яркости к юго-западному краю. Именно эта часть туманности видна лучше всего (без фильтра «Медуза» имеет вид широкого серпа). Для поисков этого объекта нужно выбрать ночь с максимально прозрачным небом и местность с минимальным уровнем засветки. В качестве исходной точки при поисках можно взять небольшое рассеянное скопление NGC 2395 (8m) — «Медуза» находится в 30′ к юго-востоку.

Еще одна планетарная туманность NGC 2371 (11,3m) расположена в 3° юго-западнее Кастора. Искать ее желательно с помощью подробной карты неба, на которой присутствуют звезды не слабее 10m, а начинать поиск удобнее всего от звезды 4-й величины ι (йота) Близнецов. Фотографический блеск туманности оценивается примерно в 13m. В 250-миллиметровый рефлектор NGC 2371 уже заметна в условиях умеренной городской засветки как слабое свечение прямоугольной формы с размытыми границами. При увеличении более 100× внутри этого смутного прямоугольника видно два ярких сгущения, причем его юго-западный край выглядит чуть ярче северо-восточного. В целом этот объект напоминает «Маленькую гантель» (M76), только он примерно на полторы звездных величины слабее и в два раза меньше. Он имеет несколько неофициальных собственных имен, самые известные — «Туманность Близнецов», «Двойной пузырь», «Дуплет», «Собачья кость». Уильям Гершель, обнаружив эту туманность, присвоил каждому из двух ее фрагментов отдельный номер, поэтому и в каталоге NGC она на самом деле значится под двумя номерами — 2371 и 2372.

Из следующей статьи вы узнаете о небесных событиях и объектах, доступных для наблюдениям в марте 2019 г.


Поделиться