Астронавт Марио Ранко: «Не думаю, что NASA действительно уйдет с МКС»

Космонавтика
Поделиться

В сентябре в Минске прошел ежегодный Планетарный конгресс Ассоциации участников космических полетов (ASE), в котором приняли участие около ста покорителей космоса со всего мира. Одним из гостей Конгресса стал американский астронавт Марио Ранко (Mario Runco).Он совершил три космических полета на кораблях многоразового использования Space Shuttle — миссии STS-44 (Atlantis, 1991 г.), STS-54 (Endeavour, 1993 г.) и STS-77 (Endeavour, 1996 г.) — и выполнил один выход в открытый космос. Астронавт любезно согласился дать небольшое интервью для журнала «Вселенная, пространство, время».

Господин Ранко, расскажите немного о Планетарном Конгрессе ASE. В чем основная цель подобных мероприятий?

Главная цель Конгресса — рассказать как можно большему числу людей о том, чем мы занимаемся в космосе, какие используем технологии, объяснить цели и важность космических исследований. Особенно молодежи. Мы надеемся, что они заинтересуются космосом и станут инженерами, учеными, будущими исследователями, которые пойдут по нашим стопам.

Вы трижды летали на шаттлах — вероятно, самой сложной аэрокосмической системе, когда-либо созданной человеком. Скажите, в молодости вы могли представить, что вам удастся побывать в космосе? Как вы решили подать заявление в NASA?

Я хотел полететь в космос, когда еще был совсем молодым. Я получил возможность осуществить свою мечту во время службы в ВМС США. Тогда NASA опубликовала объявление о приеме в отряд астронавтов. Я узнал об этом в 1978 г. и без колебаний решил использовать свой шанс. В те времена NASA осуществляла набор раз в два года, поэтому я все отправлял и отправлял новые заявки. Спустя 10 лет мою просьбу наконец-то удовлетворили.

Марио Ранко во время тренировки в самолете КС-135 (1987 г.). Источник: NASA

Что вы почувствовали, когда своими глазами увидели Землю из иллюминатора шаттла?

Первый взгляд на Землю из космоса — поистине невероятное зрелище. Она очень красивая, у вас просто перехватывает дыхание. И это затягивает. Вы хотите любоваться ею как можно дольше, увидеть все уголки планеты. Когда вы проводите на орбите много дней, то успеваете как следует изучить Землю, словно это задний двор вашего дома.

Как мы все знаем, астронавт — это не только сложная, но и весьма опасная профессия. Но вы также несколько лет прослужили в полиции Нью-Джерси. Какая из этих профессий, на ваш взгляд, опаснее?

Они обе опасны. Но по-разному. Честно говоря, я не думаю, что можно с определенностью сказать, какая из них является более опасной. Основные риски в профессии астронавта связаны с техникой и враждебной средой. Полицейские риски намного более непредсказуемы и зависят от конкретной ситуации.

Как правило, астронавты — это или бывшие военные пилоты, или ученые. Не так уж много людей в этой области обладают опытом службы в правоохранительных органах.

Конечно, в первую очередь я ученый — учился в университете, получил научную степень и благодаря этому стал астронавтом. Но все же я рос в другой среде, нежели большинство моих коллег. В молодости я много чем занимался. Основная причина, по которой я пошел в полицию — мой брат. Он полицейский. Тогда это казалось правильным решением. И я не жалею об этом времени. Но все же мне хотелось быть исследователем, поэтому позже я решил продолжить свою академическую карьеру.

Какой из ваших трех космических миссий вы гордитесь больше всего?

Я горд за каждый полет. Все они полны памятных для меня эпизодов. Конечно, самым волнующим был первый. Во время второго полета я совершил выход в открытый космос, третий был самым длинным… Так что каждый из них по-своему дорог для меня.

Бывший администратор NASA Майкл Гриффит как-то назвал всю программу шаттлов большой ошибкой. Вы согласны с этим мнением?

Нет, категорически нет. Я на 100% не согласен с этим утверждением. Я считаю, что нам следует иметь космический корабль типа шаттла. Может быть, не именно ту машину, на которой мы летали, но аналогичное транспортное средство, которое позволило бы нам подниматься в космос, выполнять различные работы, строить космические станции. Основная проблема с шаттлом заключалась в том, что технология того времени не позволила добиться ожидавшегося удешевления полетов.

Если бы вам сейчас предложили отправиться в космос на несколько дней, скажем, в качестве туриста — вы бы согласились?

О да, конечно, я бы полетел. Без вопросов.

Что вы думаете по поводу нынешних планов NASA уйти с МКС в 2024 г. и начать строительство окололунной орбитальной станции LOP-G?

Не думаю, что NASA действительно уйдет с МКС в 2024 г. Подобные заявления — это просто часть обычного процесса планирования. Я считаю, что США и дальше будут участвовать в проекте. Не знаю, сколько это будет продолжаться. Как и любая техника, МКС постепенно устаревает. Со временем начнутся поломки, и однажды настанет тот день, когда продолжать эксплуатацию станции окажется невозможно. Поэтому мы уже сейчас должны планировать наш следующий шаг. И мне он нравится. Мне нравится идея перехода от околоземной станции в сторону исследований дальнего космоса.

Марио Ранко во время миссии STS-54 (1993 г.). Источник: NASA

Как вы думаете, когда человечество будет готово отправить пилотируемую миссию на Марс?

Сложно сказать. Марс — очень трудная цель. Но я считаю, что мы должны это сделать. Как я уже упоминал во время сегодняшнего выступления, на мой взгляд, существует большая вероятность того, что там могла существовать жизнь. Единственный способ получить надежные доказательства этого — отправить туда исследователей.

Чтобы сделать это, нам нужно усовершенствовать ряд технологий. В первую очередь — двигатели. Мы должны добраться туда как можно скорее. Существуют перспективные разработки, которые позволили бы нам значительно сократить время полета. И я говорю не о ракетах на химическом топливе: речь идет об электрических и плазменных двигателях. Я бы особо выделил проект электромагнитного ускорителя с изменяемым удельным импульсом VASIMR. С его использованием представляется возможным доставить человека к Марсу намного быстрее, чем на корабле с обычными двигателями. Если мы сократим время перелета, то уменьшим количество необходимых припасов, снизим риски для экипажа. На мой взгляд, именно тяга является ключом к Марсу. У нас уже есть все необходимые технологии, чтобы решить все остальные проблемы, кроме, наверное, защиты экипажа от радиации. Но, опять же, если мы сократим время перелета, то значительно уменьшим эту опасность. Так что все упирается в тягу.

Кто, на ваш взгляд, доберется до Марса первым? Будет ли это государственный проект (наподобие программы Apollo) или же будущее за частными компаниями, такими как SpaceX?

Это будет государственный проект. Частные компании работают ради прибыли, им нужно зарабатывать деньги. Полеты на Марс, во всяком случае, на начальном этапе, не принесут никаких денег — только огромные затраты. Основная движущая сила марсианской миссии — это наше любопытство и стремление исследовать новые миры. Думаю, научное сообщество будет лоббировать такой полет и, в конце концов, правительство согласится его профинансировать. Я уже пожилой человек. Возможно, полет на Марс произойдет не на моем веку, но я очень надеюсь, что следующее поколение станет его свидетелем.

И последний вопрос. У вас есть какие-то любимые космические фильмы?

В первую очередь это «Космическая одиссея 2001» и «Космическая одиссея 2010». Из последних мне нравятся «Интерстеллар» и «Марсианин». Из классики — «День, когда Земля остановилась» и «Запретная планета». Мне совершенно не понравилась «Гравитация». Она ужасна. «Армагеддон» тоже плохой фильм.

Экипаж миссии STS-54 в образе героев сериала «Звездный путь». Марио Ранко (второй слева) изображает Спока. Источник: NASA

Говорят, что в NASA специально показывают новым сотрудникам «Армагеддон» в качестве теста, и они соревнуются по количеству найденных в фильме ошибок…

Да, это так. Я понимаю, что подобные фильмы снимаются для развлечения и есть некий художественный замысел. Но часто в кино показывают исключительно нелепые вещи, которые астронавты никогда не сделают. И это создает для космической индустрии немало проблем. Люди верят тому, что видят в кино, и думают, что именно так все и происходит на самом деле.

Биографическая справка

Марио Ранко родился в 1952 г. в Нью-Йорке. В 1974 г. получил степень бакалавра в области метеорологии и физической океанографии в Сити-колледже Нью-Йорка, в 1976 г. — степень магистра в области метеорологии в Университете Ратгера (Нью-Джерси). После окончания Университета в течение года работал в качестве гидролога-исследователя, в 1977-1978 гг. — в полиции штата Нью-Джерси.

В 1978 г. Ранко поступил в Школу начальной подготовки офицеров ВМС в Ньюпорте (Род-Айленд). По ее окончании стал сотрудником Лаборатории ВМС в Монтерее, где изучал океанические и атмосферные явления в качестве метеоролога-исследователя. С апреля 1981 г. по декабрь 1983 г. занимал пост сотрудника-метеоролога на борту десантного корабля Nassau. Именно в это время он стал морским офицером. С января 1984 г. до декабря 1985 г. работал в качестве инструктора в Лаборатории морской школы в Монтерее. С декабря 1985 г. до декабря 1986 г. служил командиром военно-морского исследовательского судна ВМС США Chauvenet.

В 1987 г. Марио Ранко получил приглашение в отряд астронавтов NASA. В 1991-1996 гг. осуществил три полета в космос. В настоящее время работает в Директорате медико-биологических и космических исследований NASA. Женат, имеет двоих детей.

Редакция «Вселенная, пространство, время» выражает свою благодарность организаторам мероприятия SPACE Community Day:  команде SPACE Production, сообществу Byspace, Национальной контактной точке по космосу Европейской программы исследований и инноваций Horizon2020, а также генеральному партнеру — производителю костюмов для виртуальной реальности Teslasuit.


Поделиться